.....weНа главную

.....Текущий номер журнала:
.....er№ 06(июнь '16)

1234


..

..

 

о

лдж

 

о

 

 

олдж.

олдж.


.

лдж



Лучше нас самих нам никто не навредит

До недавних пор таможенная служба России стабильно обеспечивала более половины поступлений в доходную часть федерального бюджета, при этом она, как это постоянно декларируется с самых высоких трибун, неизменно стоит на страже экономической безопасности страны. В принципе, с этим постулатом не поспоришь. Таможня в целом реально решает поставленные перед ней руководством государства задачи.

Вот только, к сожалению, нередко бывает, что в искреннем стремлении оградить нашу страну от происков недобросовестных участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД) таможенники проявляют излишнее рвение и под предлогом необходимости «обеспечения защиты экономической безопасности» делают все с точностью до наоборот. При этом зачастую деятельность таможенных органов по данному направлению принимает чрезвычайно причудливые формы, которые страна, будь она живым организмом, вряд ли перенесла бы. Примеров тому не счесть.

Так, в далеком уже 2008 году в статью 150 Налогового кодекса РФ (НК РФ), которая регламентирует ввоз товаров на территорию Российской Федерации, было внесено изменение. Из новой редакции пункта 7 следовало, что отныне «не подлежит налогообложению ввоз на территорию Российской Федерации: технологического оборудования (в том числе комплектующих и запасных частей к нему), аналоги которого не производятся в Российской Федерации, по перечню, утверждаемому Правительством Российской Федерации». Имелся в виду перечень, утвержденный постановлением от 30.04.2009 № 372.

Следует отметить, что он получился весьма обширным и включил в себя сплошь дорогостоящие товары – различного рода машины, механизмы, оборудование. В ряде случаев упоминались даже наименования производящих такую технику конкретных всемирно известных марок и фирм. Безусловно, принимая поправки в НК РФ, закрепившие такую безналоговую норму, законодатели руководствовались благой целью - если в стране не выпускается необходимый для развития тех или иных производств качественный инструментарий, то нужно создать благоприятные и экономически обоснованные условия для его ввоза из-за рубежа, например освободить от обязательной уплаты налога на добавленную стоимость и от ввозных таможенных пошлин.

По этому же пути пошла и Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК), которая своим решением от 16.07.2012 № 54 утвердила Единую товарную номенклатуру внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза (ТНВЭД ЕАЭС) и Единый таможенный тариф. Эти документы при импорте товаров по большинству льготных позиций из упомянутого ранее российского перечня также предусматривают нулевую ставку ввозной таможенной пошлины.

На первых порах казалось, что тем самым для производственно-промышленного бизнеса в России на законодательном уровне созданы самые благоприятные условия – покупай за рубежом нужную технику, ввози без пошлины и НДС, монтируй, работай и развивайся… Однако гладко все оказалось лишь на бумаге. Тут в дело вступила отечественная таможня, которая, как отмечалось ранее, выполняла свою двуединую задачу: пополняла бюджет и обеспечивала экономическую безопасность страны.

В этой ситуации беспошлинный ввоз дорогостоящих товаров никак не укладывался в ее стратегию. Как известно, если оппонент сразу не сдается, его нужно измотать. Поэтому практически каждый случай ввоза освобожденной от пошлин техники рассматривается чуть ли не как попытка подрыва экономических основ государства.

Чтобы свести к минимуму такого рода импорт, в ход идет весь возможный арсенал сил и средств, включая 100-процентный досмотр товара, таможенную экспертизу, скрупулезную проверку кода по номенклатуре, стоимости, соблюдения норм валютного законодательства, тарифного и нетарифного регулирования. Это далеко не полный список уловок. Тем временем груз неделями и месяцами томится на складах, поставщик и покупатель несут колоссальные убытки, производство простаивает, потребитель не получает продукцию, казна остается без доходов.

При этом следует отметить, что все перечисленные досмотры, экспертизы, выгрузки-разгрузки-погрузки влетают в копеечку, причем не только бизнесу, но и государству, чья экономическая безопасность в данном случае вроде как бы где-то кем-то обеспечивается. Правда, ждущие свое оборудование нефтяники, машиностроители, лесники, авиаторы и многие другие реальные производители об этом не догадываются и наседают на тех, кто обязался поставить им закупленную технику в срок.

Согласно букве закона, таможенников в данном случае трудно в чем-то обвинить, формально они выполняют свою функцию: пресекают незаконное, на их взгляд, перемещение через границу товара, так как налицо попытка уклонения от уплаты в бюджет причитающихся средств в виде налогов и пошлин. Вот только при этом все почему-то забывают о существовании главы 18 Таможенного кодекса Таможенного союза (ТК ТС) «Система управления рисками», сокращенно – СУР. Стратегия и тактика ее применения, как следует из кодекса, определяется национальным законодательством государств - членов ТС. Применительно к нашей стране это Федеральный закон от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» (Закон № 311-ФЗ), который определил ответственным за разработку СУР федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в области таможенного дела.

Таковым у нас на тот момент являлась Федеральная таможенная служба (ФТС). Также напомню, что статья 12 Закона № 311-ФЗ наделила ее определенными основными функциями (обязанностями).

На первом и втором местах из них стоят: «проведение таможенного контроля, совершенствование методов совершения таможенных операций и проведения таможенного контроля, создание условий, способствующих ускорению товарооборота при ввозе товаров в Российскую Федерацию и вывозе товаров из Российской Федерации; содействие развитию внешней торговли Российской Федерации<…>, ускорению товарооборота» (выделено автором. – В.К.).

Ни для кого не секрет, что, как и многие другие государственные структуры, таможня имеет свои KPI (англ. Key Performance Indicators) - ключевые показатели эффективности. Их много и они очень разнообразные. В основе их лежит ряд документов, принятых на уровне Правительства России. Среди них План мероприятий («Дорожная карта») «Совершенствование таможенного администрирования» (утвержден распоряжением Правительства РФ от 29.06.2012 № 1125-р (далее – «Дорожная карта»), Стратегия развития таможенной службы Российской Федерации до 2020 года (утверждена распоряжением Правительства РФ от 28.12.2012 № 2575-р) (далее – Стратегия).

Практика последних лет показывает, что зачастую, преследуя самые благие намерения, многие из которых базируются на искреннем желании реализовать положения «Дорожной карты» и Стратегии, таможенные органы на местах начинают так усердствовать в выполнении KPI, что порой невольно начинаешь мечтать о том, чтобы они не «…хотели сделать как лучше…».

Не могу не удержаться, чтобы не привести несколько цитат из упомянутого выше Плана мероприятий: «В качестве контрольных показателей успешной реализации «Дорожной карты» выбран рейтинг Doing business, подготавливаемый Всемирным банком на ежегодной основе. Целевым ориентиром в соответствии с данным рейтингом выбрано включение России в двадцатку лучших стран». Далее приводится динамика движения нашей страны к заветной цели:
Единица измерения 2012 год 2013 год 2014 год 2015 год 2018 год
Позиция в рейтинге Doing business по показателю «Международная торговля» 160 155 130 79 17

Следом еще одна сентенция, к сожалению, пространная, но каждое слово в ней важно и наполнено особым смыслом: «Состояние условий для осуществления международной торговли является одним из девяти критериев, по которым оценивается эффективность регулирования бизнеса в разных странах в соответствии с методикой ежегодного рейтинга Всемирного банка «Dоing Business».

Следует признать, что в последнее время Россия несколько улучшила свои позиции в рейтинге, переместившись в 2015 году на 51-ю позицию. В 2011 году мы занимали 120-е место. На этом фоне обращает внимание то обстоятельство, что к настоящему времени по критерию «Условия для ведения международной торговли» Россия значительно ухудшила свои показатели, оказавшись на 170-м месте из 189 оцениваемых стран мира. Теперь мы уступаем Пакистану, но опережаем Гану. Действительно есть чем гордиться!

В завершение, для полноты картины приведу некоторые положения из Доклада о деятельности уполномоченного по защите прав предпринимателей в Санкт-Петербурге за 2015 год. В нем отмечается: «…наличие серьезных трудностей, возникающих у предпринимателей в процессе осуществления внешнеэкономической деятельности…», указывая на то, что «…основная часть этих проблем находится в плоскости таможенного администрирования». Далее: «…существующие подходы при реализации таможенных процедур нередко носят затратный характер, снижают эффективность международных торговых операций, в целом негативно сказываются и на состоянии решения экономических задач, а в ряде случаев выступают в качестве благоприятствующей почвы для возникновения коррупционных факторов… Сложившаяся ситуация порождает целый ряд негативных последствий. Во-первых, предприниматели несут неоправданные расходы при перемещении товаров через границу, связанные с излишне уплачиваемыми платежами и затратами на хранение груза в период оформления, во-вторых, происходит удорожание импортных товаров, реализуемых на внутреннем рынке…».

В документе обращается внимание на то, что «по-прежнему возникают существенные задержки сроков таможенного оформления товаров при необходимости применения мер фактического контроля (досмотр, осмотр, наблюдение), при этом применение инспекционно-досмотровых комплексов, которыми оснастили приграничные таможенные органы, не устранило эту проблему. Особую озабоченность у предпринимателей вызывает длительность сроков проведения таможенных экспертиз, проводимых в рамках контроля декларируемых товаров с целью их идентификации.

В соответствии с установленным порядком, на время проведения экспертизы товар может быть выпущен условно, с внесением денежного обеспечения, эквивалентного максимальной сумме таможенных платежей. По оценкам, средний срок проведения экспертизы, с момента подачи декларации до принятия окончательного решения по ней таможенным органом, составляет около двух месяцев. На протяжении этого периода предприниматель несет неоправданные расходы в виде «заморозки» этих средств на счетах таможенного органа».

Отдельно хочется сказать, что, как правило, больше всего страдают именно те, кто стремится делать бизнес в России честно: показывает реальную таможенную стоимость, точно заявляет в декларации код товара, не скрывает проходящие через банки платежи за ввозимый товар и многое другое. На мой взгляд, проблемы этих компаний на таможне зачастую возникают из-за того, что, стремясь заполнить существующие ниши и открыть новые производства, они вынуждены искать пути закупки и ввоза импортного технологического оборудования, машин, станков и механизмов, производство которых в России пока еще не налажено.

У стражей экономических интересов страны свои резоны – им нужно любым способом пополнять казну. К сожалению, пока найти баланс интересов не удается. Очень печально, что, кроме внешних санкций со стороны зарубежных «доброжелателей», проблем бизнесу, а значит и конечному потребителю, добавляют наши же собственные государственные органы, стремящиеся выполнить свои KPI и управляющие «рисками» таким способом, о котором упомянул выше.

Владимир КУЛЕШОВ,
доцент кафедры таможенного дела и управления рисками Северо-Западного института управления РАНХиГС при Президенте России,
специально для «ТН»


 

.

Rambler's Top100

 

 

 

 

 

 

 

 

Customsnews.ru © Разработка и дизайн - Михаил Нестеров.