.....weНа главную

.....Текущий номер журнала:
.....er№ 11(ноябрь '17)

1234


..

..

 

о

лдж

 

о

 

 

 

 

 

 

олдж.

олдж.

олдж.

олдж.

олдж.

.

лдж



От маркировки уже не спрятаться

Для снижения на территории Евразийского экономического союза (ЕАЭС) доли «серого» рынка премьер-министр РФ Дмитрий Медведев призвал ускорить совместную работу по принятию нормативной базы по введению механизма маркировки различных категорий товаров, который на практике уже показал свою действенность и эффективность. По подсчетам чиновников, обязательное чипирование выведет из «серой зоны» ЕАЭС товары на триллионы рублей.

На последнем заседании Евразийского межправительственного совета Дмитрий Медведев указал на необходимость ускорения внутригосударственных процедур по выработке и принятию проекта соглашения, которое позволит «применять маркировку к различным группам товаров, оздоровить рынок и поможет бороться с контрафактом. Это важно с учетом имеющихся взаимных претензий между членами Союза».

Отметим, что сейчас в России ведется активная работа по расширению практики маркировки товаров, которая в последнее время была достаточно успешно опробована на изделиях из натурального меха. Благодаря реализации проекта по маркировке меховых изделий RFID-метками, стартовавшего 1 апреля 2016 года, этот сегмент рынка стал «белее» в 6 раз по сравнению с 2015 годом. Обязательной маркировка стала с 12 августа 2017 года.

Как уточнил первый заместитель главы ФТС России Руслан Давыдов, в прошлом году в легальный оборот вывели 973 тыс. меховых изделий на сумму 55 млрд рублей, а объем таможенных платежей в меховом сегменте вырос на 40%. Ожидается, что в этом году от введения системы маркировки меховых изделий бюджет получит до 1 млрд рублей дополнительных налоговых поступлений. Правда, ради справедливости следует отметить, что с мехом не все прошло гладко.

Так, на первом этапе возник дефицит специальных контрольно-идентификационных знаков (КиЗ, RFID-метки), выпуск которых поручили АО «Гознак». Чтобы исправить ситуацию, ему пришлось работать в три смены без выходных. Кроме того, предприниматели жаловались на неопределенность ситуации и отсутствие информации о том, как будет работать система маркировки. В ответ в «Гознаке» пояснили, что заявки на изготовление КиЗ принимались с 1 апреля, однако мощности фабрики в Перми, где они выпускаются, оказались перегружены именно в августе, когда чипы поспешили заказать все опоздавшие.

Изначально у предприятия имелась предварительная информация, что потребность в производстве таких знаков составит около 2,66 млн штук в год. Исходя из этого, были подготовлены соответствующие производственные мощности. Ориентировались, что ежесуточная потребность составит 30 тыс. штук. Однако, как только маркировку сделали обязательной, в отдельные дни количество заявок достигало 120 тыс. штук. Со временем ситуация с чипами постепенно разрешилась.

Чипировать, так чипировать!

Воодушевленный результатами на меховом рынке Минфин определил 10 групп товаров, которые следует чипировать. Среди них детские товары, продукты питания, лекарства и табак, духи, одежда, фотокамеры, постельное белье, обувь с кожаным верхом, автомобильные шины и покрышки. Вскоре в Государственную думу будет внесен разработанный Минфином проект федерального закона об обязательной маркировке контрольными (идентификационными) знаками. Эксперты считают, что единым оператором системы идентификации, скорее всего, станет Федеральная налоговая служба (ФНС).

В Минпромторге уточнили, что уже в следующем году в России могут начать маркировать обувь, причем с помощью либо QR-кодов, либо меток Data Matrix. Как и в случае с мехом, на первом этапе участие в эксперименте будет носить добровольный характер. Тотальная маркировка, скорее всего, ожидает и лекарства. При этом их производители опасаются, что не успеют закупить за рубежом необходимое для маркировки оборудование. Чтобы не обвалить рынок, Росздравнадзор предлагает ввести запланированную на 2018 год обязательную маркировку лекарств не одномоментно, а поэтапно.

Скорее всего, начнут с маркировки всех выпускаемых в обращение препаратов по программе семи высокозатратных нозологий (ВЗН), по которой государство закупает лекарства. На втором этапе охватят сегмент жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП) стоимостью свыше 500 рублей, на третьем – тот же сегмент, но со стоимостью препаратов более 100 рублей, на четвертом – оставшиеся препараты.

Сейчас в России реализуют пилотный проект. В нем участвуют компании-производители, ФНС в качестве оператора, Минпромторг, Минздрав, Минфин, Минкомсвязь, Росздравнадзор и ФТС России. По состоянию на 13 ноября в нем задействованы 130 представителей отрасли, включая аптечные сети и медицинские организации. С начала года промаркировано 900 тыс. упаковок лекарств.

Как уточнил «Коммерсантъ», отказавшиеся от участия в эксперименте компании считают установленные государством сроки перехода на тотальную маркировку – 2019 год – нереальными. Основную проблему они видят в продолжительном сроке поставки и установки необходимого оборудования, производимого только за рубежом. Подсчитано, что процесс займет от 4 до 9 месяцев. Поэтому, вероятно, не успевшие пройти маркировку лекарства исчезнут из продажи.

Поставки препаратов по программе ВЗН занимают существенную долю рынка – 5 млн упаковок в год, их поставками занимается около 50 производителей. При этом желание принять участие в пилотном проекте изъявили только 10% компаний. Соответственно, остальные 90% в течение как минимум 2018 года не смогут поставлять препараты по ВЗН. При этом эксперты сомневаются, что система отслеживания движения препаратов будет готова к 2019 году.

По данным RNC Pharma, оформлением поставок в Россию лекарственных средств (ЛС) занимается 101 таможенный пост, 47 из них находятся в Центральном федеральном округе, а оформляют они практически 97% всего объема импорта. Эксперты сомневаются, что регуляторы смогут синхронно оборудовать соответствующим образом все таможенные посты. Это значит, что компаниям, которые везут товар, например через Дальний Восток, придется менять логистику поставок, что обернется дополнительными финансовыми и репутационными рисками. Однако ФТС России уже заявила, что готова участвовать в реализации проекта по маркировке ЛС и в рамках реализации инициативы взаимодействовать с другими ведомствами и фармсообществом.

По единой системе

Напомним, что в июне 2017 года Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) предложила единую для стран ЕАЭС концепцию развития систем маркировки товаров средствами идентификации. Она предполагает два варианта развития. В первом речь идет о единообразном применении электронных меток государствами-членами. Этот подход предполагает применение унифицированных механизмов, которые распространяются на единый согласованный перечень товаров. В него могут включить верхнюю одежду, куртки, блузки, сорочки и другое.

Также говорится о взаимодействии национальных систем маркировки. Второй вариант – комбинированный. Здесь речь идет о возможности применения двумя и более государствами-членами национальных систем маркировки в соответствии с соглашением и с возможностью их взаимодействия. В рамках такого подхода для взаимодействия национальных систем будут применяться согласованные механизмы. Предполагается ввести общий список продукции, подлежащей маркировке.

Решено создать в рамках ЕАЭС систему сквозной прослеживаемости легальных товаров легкой промышленности. Ее основным инструментом станет маркировка контрольными знаками. В 2018-м Минпромторг планирует начать отмечать ими кожаную обувь, в 2019-м – верхнюю одежду. В ведомстве уже почти придумали, как станут чипировать обувь. Первоначально, как и с шубами, это требование не будет обязательным. Участие в эксперименте сделают добровольным. Министерство рассматривает два варианта маркировки – QR-коды и метки Data Matrix. Выбрать приоритетный, судя по всему, будет не просто.

Так, в Союзлегпроме поддерживают QR-коды, поскольку при их использовании магазинам не нужно закупать особые считывающие устройства. Чтобы считать код, нужно иметь приложение, которое любой человек может установить на телефон. Однако на границе, где идет огромная масса товаров, для повального считывания информации, возможно, все-таки понадобится установить особое оборудование.

В Ассоциации интернета вещей (IoT) предпочтение отдают RFID-меткам, так как они позволят снизить цену логистики на пунктах проверки и максимально автоматизировать считывание. Цена такой метки – не более 10 рублей, поэтому ее использование не приведет к существенному росту цены продукта, который стоит минимум тысячу рублей. В Национальном обувном союзе уверены, что на первом этапе товаропроизводители понесут дополнительные издержки при любом из предлагаемых методов маркировки обуви.

Эксперты просят учесть, что ввозимый из-за рубежа товар должен иметь метку еще до таможни. Соответственно, за ее нанесение поставщику придется заплатить, причем в валюте. Так обстоят дела с нанесением акцизной марки на импортный алкоголь. Иностранному производителю потребуется дополнительный склад, где его товары будут маркироваться вручную. По мнению министерства, данная мера позволит вывести рынок «из тени». В ведомстве незаконный оборот товаров легкой промышленности оценивают почти в 35% от общего объема рынка.

У каждого своя идея

Со своей стороны, Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) предложила концепцию развития систем маркировки товаров средствами идентификации в ЕАЭС и объяснила, как пометить и куда прикрепить чипы. В ЕЭК отметили, что сейчас в странах Союза применение национальных систем маркировки на своей территории существует обособленно. Это создает определенные сложности для товарных потоков в рамках ЕАЭС. Дальше всех в этом вопросе продвинулись Армения и Беларусь, где уже маркируется несколько десятков видов товаров. В остальных странах такого широкого перечня нет.

Единая для стран ЕАЭС концепция предполагает два варианта развития систем маркировки. В первом речь идет о единообразном применении государствами электронных меток. Этот подход предполагает применение унифицированных механизмов, которые распространяются на общий согласованный перечень товаров. Также говорится о взаимодействии национальных систем маркировки.

Второй вариант – комбинированный. Он допускает применение двумя и более государствами Союза национальных систем маркировки в соответствии с соглашением и с возможностью их взаимодействия. В рамках такого подхода будут применяться согласованные механизмы. Также предполагается ввести одинаковый перечень товаров, подлежащих маркировке.

ЕЭК допускает распределение полномочий по установлению требований к маркировке на три уровня. Международный договор закладывает общие требования к средствам идентификации: машиночитаемость и технологическая совместимость (взаимочитаемость). Он регламентирует возможность использования национальных информационных систем при обеспечении их взаимодействия, устанавливает общие для сторон этапы фиксации сведений о товаре в информационной среде и оговаривает различные уровни функционирования систем маркировки.

В обязанности Комиссии предлагается включить определение перечня маркируемых товаров, составление сроков введения маркировки, средств идентификации и требований к ним, определение способов маркировки, а также утверждение состава сведений, передаваемых в рамках информационного взаимодействия государств-членов.

Требования будут общие

ЕЭК также предлагает зафиксировать в национальном законодательстве требования к участникам оборота и составу сведений, передаваемых в информационную систему страны - участницы Союза. Напомним, сейчас они самостоятельно вводят маркировку. Поэтому требования к ней и товарный охват отличаются, это вынуждает бизнес адаптироваться под каждую национальную систему. Кроме того, между членами ЕАЭС не налажен информационный обмен о маркированных товарах.

При этом эксперты считают, что обязательная маркировка товаров в рамках Союза выведет из «серой зоны» триллионы рублей, так как доля «теневой» торговли между странами ЕАЭС сегодня достигает 70%. По оценке Минпромторга, незаконный оборот только в легкой промышленности достигает 1,38 трлн рублей. В ведомстве признают, что контроль прослеживаемости товаров не является панацеей, но его использование в отдельных проблемных отраслях поспособствует существенной легализации оборота, и вновь ссылаются на пример с меховыми изделиями.

Сейчас в информационной системе числится более 8600 участников пушного рынка. Из них около 20% – это вновь зарегистрированные предприятия либо ранее не отражавшие в отчетности сведения о данной деятельности. Оборот данной категории товаров в 2016 году превысил 50 млрд рублей, что в 5 раз больше, чем было 2015 году. Тогда этот показатель составил 8,5 млрд рублей. По данным ФТС России, по весу задекларированный импорт меховых изделий из РФ увеличился на 73,5 тонны, или 20,8%, а по стоимости – на 19,1 млн долларов, или на 17,2%.

Недавно стало известно, что создание системы маркировки всех товаров поручат Центру развития перспективных технологий (ЦРПТ), который контролируют USM Holdings Алишера Усманова, госкорпорация «Ростех» и Almaz Capital Partners Александра Галицкого. Об этом со ссылкой на двух федеральных чиновников и свои источники сообщили «Ведомости». ЦРПТ уже разрабатывает систему маркировки табака и обуви, ему также может достаться создание центров хранения и обработки данных, включая обслуживание этой системы. Компания будет получать доход от производителей и импортеров.

Артем БЕЛОУСОВ


 

.

Rambler's Top100

 

 

 

 

 

 

 

 

Customsnews.ru © Разработка и дизайн - Михаил Нестеров.