.....weНа главную

.....Текущий номер журнала:
.....er№ 06(июнь '19)

1234


..

..

..

..

 

..

 

о

лдж

 

о

 

 

 

 

 

 

олдж.

олдж.

олдж.

олдж.

.

лдж



Каждый считает товары по-своему

Расхождение статистических данных о взаимной торговле России и других стран мира, или «зеркальная статистика», последних 15 лет значительно сократилось. Тем не менее данная проблема существует и заслуживает того, чтобы в ней разобраться. Об этом РБК сообщил первый заместитель начальника Аналитического управления ФТС России Андрей Константинов.

Он уточнил, что существует мнение, будто за расхождением таможенной статистики России и ее торговых партнеров нередко скрываются нарушения внешнеторгового законодательства. Однако эксперт убежден, что за этим часто стоят лишь «различия в методике работы таможенных ведомств разных стран». По данным ООН, такие расхождения в «зеркальной статистике», получаемой при сопоставлении данных торговых партнеров, существуют практически у всех стран.

Андрей Константинов отметил, что ФТС России регулярно сравнивает свою статистику внешней торговли с аналогичными данными наших торговых партнеров. Например, анализ российских данных об экспорте энергоресурсов показывает, что их значительные объемы направляются в Нидерланды, которые в информации о своем импорте отражают существенно меньший объем поставок данной продукции из России. По итогам 2018 года расхождение по ней составило 16,9 млрд долларов.

Объяснить это достаточно просто: российские товары перегружаются в порту Роттердам и далее транзитом через Нидерланды направляются в другие страны. В этой ситуации их конечный пункт назначения можно определить при сопоставлении показателей внешней торговли России с аналогичными данными конечных государств-получателей.

В то же время, по российским данным об импорте китайской электроники, Поднебесная поставляет в Россию меньше техники, чем это отражено в нашей статистике взаимной торговли. Дело в том, что по международным стандартам импорт учитывается по стране происхождения товара. Даже если китайские гаджеты были привезены, например, из Финляндии, в российском товарообороте их все равно учтут в объеме торговли с Китаем.

Специалисты ФТС России выделяют несколько типичных причин расхождений в данных взаимной торговли. Андрей Константинов их перечислил. Прежде всего, как уже отмечалось, это происходит из-за различия в методологических подходах к ведению статистики внешней торговли между Россией и ее торговыми партнерами. Согласно рекомендациям ООН в РФ используется «общая» система учета торговли, а в странах Евросоюза и Турции — «специальная».

Во втором случае товары, ввезенные в страны ЕС и помещенные под режим свободного склада, учитываются в статистике внешней торговли только после их выпуска в свободное обращение. При этом товары могут храниться на складе несколько лет. У нас учет в экспорте идет по дате выпуска товара, то есть с момента принятия таможенным органом решения о выпуске и фактическом вывозе товаров с территории Евразийского экономического союза (ЕАЭС). В результате одни и те же товары в статистике учитываются в разное время.

Также имеют место различия в подходах к классификации товаров, перемещаемых в рамках взаимной торговли. Дело в том, что в разных странах один и тот же товар может классифицироваться различными кодами Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД). Так, поставляемые в Россию на заводы для сборки корейские машинокомплекты на родине классифицируются как готовые автомобили, а у нас — как набор компонентов (двигатели, кузовы, шасси), каждый из которых имеет свой код. В результате мы имеем, что в первой половине 2018 года импорт корейских легковых автомобилей в Россию (код 8703) был ниже экспорта Кореи в Россию, а по запчастям для автомобилей наш импорт превысил корейский экспорт.

Кроме того, представитель ФТС России обратил внимание на включение данных, относящихся к одной и той же сделке, в различные периоды (так называемые переходящие поставки). Это особенно актуально для торговли удаленных друг от друга стран. Время доставки в таком случае может сильно варьироваться в зависимости от используемого транспорта или характеристик перевозимого товара. Поэтому с учетом времени транспортировки, например, австралийские товары, оформленные на экспорт в конце 2018 года, будут учтены в импорте европейской страны-партнера, в том числе и России, в начале 2019 года.

Еще одна причина расхождения связана с реэкспортом товаров, выпущенных в третьих странах. Сегодня практически все государства включают в свой экспорт товары чужого происхождения. Поэтому в импорте принимающей страны (в соответствии с международной методологией учета товаров, рекомендованной ООН) эти товары учитываются по стране происхождения. Данный фактор, например, сильно влияет на расхождение данных таможенной статистики России и стран ЕС.

В частности, в 2018 году импорт в Россию из Финляндии был ниже экспорта Финляндии в Россию. Это связано с тем, что около 61% ввезенных к нам из Финляндии товаров произведено в других странах ЕС, Китае, США или Японии. Частично они были включены в экспорт Финляндии в Россию, а по нашим правилам в импорте России их учли по стране происхождения.

Вносят свою посильную лепту в запутывание ситуации и поставки отечественных товаров и товаров, произведенных страной — торговым партнером, с территорий третьих стран. Это особенно характерно для поставок в РФ с других территорий (ЕС, Гонконг, Республика Корея) товаров китайского происхождения.

В российском импорте они учитываются по стране происхождения (Китай), но при этом в данных Китая об экспорте в Россию их не отражают. Этим обусловлено превышение данных России, в частности, по товарам группы 84 товарной номенклатуры (реакторы ядерные, котлы, оборудование и механические устройства) и группы 85 (электрические машины и оборудование, их части).

При этом для государств — членов ЕАЭС характерно осуществление экспертных досчетов. Так, импорт в Россию из Киргизии в 2018 году был на 65,8 млн долларов ниже экспорта Киргизии в Россию. Такие разночтения вызваны проведением киргизской стороной досчетов на ввоз и вывоз товаров физическими лицами на основе выборочного обследования пограничных пунктов пропуска. Полученные результаты досчетов добавляются к объему экспорта и импорта Киргизии с государствами — членами ЕАЭС.

Досчеты также осуществляются в Беларуси, например, по овощам. В Армении для формирования данных взаимной торговли используется дополнительный источник информации — транзитные декларации о перемещении товаров между Россией и Арменией через территорию Грузии.

Нельзя забывать и о том, что сведения о перемещении через границу некоторых товарных позиций отнесены к конфиденциальной информации. В России данные о таких товарах включены в общие итоги торговли, а ряд стран, например Финляндия, по просьбам участников ВЭД закрывают информацию о некоторых товарах, что влияет на расхождения в конечных данных.

Подводя итог, Андрей Константинов сделал вывод, что во всех перечисленных случаях речь идет не о нарушениях законов при осуществлении ВЭД, а об объективных различиях в устройстве таможенной статистики разных стран. В связи с этим получается, на сегодня никто не сможет достаточно объективно и точно ответить на вопрос: сколько же всего товаров и из каких стран Россия импортировала, а также сколько и куда отправила на экспорт. Поэтому речь может идти о неких усредненных данных.

Наталья ГЛЕБОВА


 

 

 



 

 




 

 

 

 




 

.

Rambler's Top100

 

 

 

 

 

 

 

 

Customsnews.ru © Разработка и дизайн - Михаил Нестеров.