.....weНа главную

.....Текущий номер журнала:
.....er№ 4(апрель '18)

1234


..

..

 

о

лдж

 

о

 

 

 

 

 

 

олдж.

олдж.

олдж.

олдж.

.

лдж



Нарушения разные – наказания одинаковые

В данной статье мне хотелось бы затронуть ряд вопросов, касающихся совершенствования действующего законодательства в части административной ответственности за правонарушения в области таможенного дела, представить варианты решения связанных с ними проблем правовой квалификации ряда нарушений таможенных правил.

Полагаю, ни для кого не секрет, что участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД) многое не устраивает в действующем Кодексе об административных правонарушениях (КоАП). Следует признать, что некоторые его нормы существенно отстали от жизненных реалий, а в определенных случаях отсутствие четких критериев разграничения составов административных правонарушений (АП) не позволяет должностным лицам таможенных органов правильно квалифицировать состав правонарушения.

В результате в некоторых случаях привлекаемому к ответственности лицу может быть назначено наказание более жесткое, чем оно могло бы иметь место при правильной квалификации деяния. К сожалению, в последнее время подобные истории встречаются все чаще, что ведет к нарастанию необоснованной правоприменительной практики привлечения участников ВЭД к административной ответственности за нарушение таможенных правил в соответствии с главой 16 КоАП РФ.

Вначале хотела бы коснуться понятия малозначительности административного правонарушения и практики применения такой нормы судами и таможенными органами. Понятие «малозначительность деяния» не связано исключительно с нарушением таможенных правил, а может применяться к любому составу административного правонарушения, предусмотренному КоАП РФ. Однако для участников ВЭД его единое толкование всеми заинтересованными сторонами является весьма актуальным. Для этого необходимо изменить подход, прежде всего таможенных органов, по привлечению к административной ответственности за нарушение таможенных правил, причиной которых послужили допущенные участником ВЭД незначительные и непреднамеренные ошибки.

Устное замечание – не наказание

При отсутствии у рассматривающих дело об АП судьи или должностного лица таможенного органа полномочий по наложению административного наказания ниже низшего предела, определенного соответствующей административной санкцией, по существу, единственным вариантом, позволяющим избежать чрезмерного наказания, является возможность освобождения участника ВЭД от административной ответственности в связи с малозначительностью совершенного им административного правонарушения. Это предусмотрено статьей 2.9 КоАП РФ.

Напомню, что в соответствии с ней, если совершенное АП признано малозначительным, то судья, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить совершившего данное правонарушение от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Это очень важный момент, так как устное замечание не является видом административного наказания. Оно фиксируется в постановлении о прекращении производства по делу об АП и не учитывается при совершении лицом повторного правонарушения, что, несомненно, является положительным фактором в случае привлечения к административной ответственности в будущем.

Исходя из сказанного, считаю, что применение устного замечания в качестве альтернативы административному наказанию «ниже нижнего» в полной мере соответствует понятию разумности и справедливости. Однако приходится с сожалением констатировать, что действующее в нашей стране административное законодательство не является совершенным. Так, в нем отсутствует четкий перечень критериев, позволяющих освобождать от административной ответственности, не обозначены признаки, дающие возможность судить о малозначительности совершенного деяния.

В связи с неясностью этих моментов в настоящее время судья или должностное лицо, которое рассматривает дело об АП, как правило, оценивают то или иное правонарушение, исходя из своего внутреннего усмотрения. Поэтому норма о малозначительности может применяться необоснованно, нередко ее вовсе не применяют даже при наличии для этого объективных оснований. Между тем, исходя из логики закона, в процессе применения положения статьи 2.9 КоАП РФ уполномоченное лицо не должно руководствоваться произвольными подходами.

Единый подход, упрощенный порядок

Анализ ситуации показывает, что на данный момент в судах нет единообразия в подходе к применению нормы статьи 2.9 КоАП РФ. Даже в своих нормативных актах, касающихся судебной практики при рассмотрении дел об АП, высшие судебные инстанции определяют малозначительность административного правонарушения неодинаково. Поэтому сегодня нельзя говорить о каком-либо единстве в этом вопросе судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Отмечу, что даже разъяснения высших судов не решили проблему правильного применения положений указанной статьи КоАП РФ и не дали единого унифицированного определения «малозначительности деяния».

Следует отметить, что в случаях, когда правоприменитель освобождал лицо, совершившее АП, от административной ответственности и ограничивался устным замечанием, административное расследование в отношении него все равно осуществлялось по общему порядку, предусмотренному статьей 28.7 КоАП РФ. При этом, как известно, применение мер обеспечения производства по делу об АП (изъятие, арест товаров и т. д.), сбор документов, необходимость участия в процессе уже сами по себе образуют для привлекаемого лица издержки. Причем нередко итоговая величина финансового обременения существенно превышает «нанесенный» ущерб.

Выходом из данной ситуации могло бы стать применение принципа «Единый подход, упрощенный порядок». Считаю, что при оценке возможности прекращения производства по делу об АП в связи с малозначительностью совершенного правонарушения таможенным органам целесообразно внести коррективы в применяемые подходы по рассмотрению такого рода дел.

Необходимо как можно быстрее разработать и принять некие единые методические рекомендации по применению таможенными органами статьи 2.9 КоАП РФ. В них следует четко определить границы допустимых отклонений. Например, отклонение по весу брутто не должно превышать 5% от общего веса, а недоплата таможенных платежей - сумму, эквивалентную 5 евро. Данные отклонения следует закрепить на законодательном уровне.

Считаю, что в методические рекомендации также следует включить порядок применения упрощенного административного производства в тех случаях, когда обозначенные границы малозначительности очевидны в момент обнаружения нарушения. И пора уже отказаться от применения мер обеспечения производства по делу об АП, установленных статьей 27.1 КоАП РФ, когда малозначительность правонарушения очевидна.

Практическая реализация этих нововведений в будущем, как мне представляется, наверняка докажет свою эффективность в части сокращения необоснованной финансовой нагрузки на участников ВЭД и снижения бюрократизации административного производства для таможенных органов.

Нужно что-то среднее

Далее хотела бы рассмотреть еще одну проблему, связанную с нарушением таможенных правил, с которой многим участникам ВЭД пришлось столкнуться в процессе таможенного оформления. Дело в том, что в действующем КоАП РФ под часть 1 статьи 16.2 на практике попадают не только факты очевидно умышленного недекларирования товаров, но и иные случаи.

Например, когда недекларирование связано с явными техническими ошибками, допущенными при оформлении декларации на товар (ДТ), а также случаи заявления неверных количественных сведений о товарах, которые не влекут за собой экономического ущерба. Имеется в виду, что в ДТ описание товара и количество в единицах измерения были заявлены верно, а вот вес товара по каким-либо причинам оказался заниженным.

При этом согласно коммерческим документам цена за такой товар устанавливается сторонами сделки не от веса, а за единицу товара (за одну индивидуальную упаковку). В таком же виде товар продается конечному покупателю: следовательно, занижение веса подобных товаров не влечет за собой неуплаты таможенных платежей. Исходя из различных методических рекомендаций, разъяснений, посвященных вопросам квалификации административных правонарушений, заявление недостоверных сведений о весе однородных товаров следует квалифицировать по части 1 статьи 16.2 КоАП РФ, так как вес таких товаров – это их количественная характеристика.

Однако, когда цена товара определена не от его веса, обнаруженный таможней «перевес» не влечет за собой для государства никакого материального ущерба. Дело в том, что в данном случае вес является второстепенной количественной характеристикой товара (можно сказать, статистической), не влияющей на стоимость товара и платежи. Здесь правовое значение для таможенных целей отведено именно количеству товара в единицах (упаковках).

По моему мнению, неправильное указание таких «количественных» характеристик свидетельствует о заявлении декларантом (таможенным представителем) при декларировании именно недостоверных сведений о товаре, что образует состав правонарушения, предусмотренный частью 2 статьи 16.2 КоАП РФ, да и то только в том случае, если недостоверные сведения могли послужить основанием для уклонения от уплаты платежей.

Таможня поступает сурово

Тут важно отметить, что санкции, предусмотренные частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ, значительно более жесткие, чем те, что установлены частью 2. Почему-то, даже при наличии очевидной неоднозначности такого выбора, это обстоятельство нередко заставляет должностных лиц таможни квалифицировать деяние участника ВЭД по более суровой статье КоАП РФ, то есть по части 1.

Возможно, что в понимании таможенников для этого имеются свои, известные только им, причины. Так, отсутствие четких критериев разграничения составов правонарушений по части 1 и 2 статьи 16.2 позволяет таможенным органам возбуждать дела об АП по более «выгодному» с точки зрения начисления штрафов составу. При этом в правоприменительной практике имеется достаточно случаев, когда именно из-за неправильной квалификации правонарушения судебные органы признавали незаконными и отменяли подобные постановления таможенных органов о привлечении участников ВЭД к административной ответственности по части 1 статьи 16.2 КоАП РФ.

Считаю, что законодателю пора пересмотреть сложившуюся ситуацию, чтобы под категорию правонарушений, квалифицируемых по части 1 статьи 16.2 КоАП РФ, попадали только те случаи, когда речь идет о выявленных фактах реальной контрабанды товаров. Имею в виду случаи явно умышленного недекларирования товаров, а также недекларирования, которое причинило экономический ущерб или повлекло несоблюдение имеющихся запретов и ограничений. Главной целью таких правонарушений является осознанное уклонение от обязанности по уплате таможенных платежей или ввоз товаров без разрешительных документов.

Многие участники ВЭД, особенно таможенные представители, согласятся, что давно назрела необходимость рассмотрения вопроса об изменении диспозиции части 1 статьи 16.2 КоАП РФ. В законе следует закрепить более дифференцированный и справедливый подход к квалификации деяний в рамках отдельных статей главы 16 КоАП РФ и назначению более адекватного наказания за различные факты недекларирования товаров. При этом таможенные органы должны будут учитывать общественно опасные последствия выявленного правонарушения и, исходя из этого, прибегать к справедливому наказанию.

На мой взгляд, для исправления нынешнего положения дел в указанную главу КоАП РФ целесообразно внести следующие изменения:
- выделить в качестве отдельного состава АП случаи, когда недекларирование товаров не повлекло за собой неуплату таможенных платежей или занижение их размера, установив за данное правонарушение санкцию в виде предупреждения или фиксированного административного штрафа, например, для юридических лиц в пределах от 10 до 30 тыс. рублей;
- если же недекларирование товара повлекло за собой уклонение от уплаты таможенных пошлин, налогов или у таможни имеются доказательства умышленного недекларирования, то для юридических лиц размер штрафа за данное правонарушение по-прежнему следует исчислять, исходя от стоимости товаров, явившихся предметами АП, причем с конфискацией товаров, явившихся предметами данного правонарушения, или без таковой.

Убеждена, что введение нового состава обязательно приведет к нормализации ситуации с квалификацией правонарушений, сложившейся в настоящее время, когда в ходе таможенного контроля таможенным органом обнаружено превышение фактического веса декларируемого товара по отношению к заявленному в ДТ.

Решение есть

Завершить свое повествование хотела бы еще одной чувствительной темой, связанной с «перевесом», которая обусловлена нормами части 3 статьи 16.1 КоАП РФ. Их применение позволяет таможенным органам привлекать к административной ответственности международных перевозчиков даже в случаях, когда разница между заявленными в таможенный орган сведениями о весе/объеме перемещаемых через границу товаров и их фактическими показателями является несущественной или даже ничтожно малой.

При этом в расчет не берется тот факт, что количество товара согласно товаросопроводительным и коммерческим документам заявлено верно, а зачастую имеет место так называемая весовая погрешность. Несмотря на всю очевидность такой ситуации, таможенный орган возбуждает дела по части 3 статьи 16.1 КоАП РФ и, как правило, изымает товары в рамках выявленного «перевеса», хотя никаких лишних товаров по сути и нет.

Обширная судебная практика показала, что в соответствии со статьей 2.9 КоАП РФ суды считают возможным удовлетворять ходатайства перевозчиков и освобождать их от наказания по малозначительности во всех случаях, когда фактический вес брутто перемещаемого через границу товара превышал заявленный до 5%, а в некоторых случаях и до 10%, при условии, что количество товара соответствовало заявленному в коммерческих и товаросопроводительных документах.

Однако, как правило, с момента выявления правонарушения и до получения положительного судебного решения проходит достаточно длительное время, которое занимает административное и судебное производство. При этом страдают не только сами перевозчики, которые являются участниками всех правовых процессов по данному делу, но и импортеры, так и не получившие свой груз вовремя.

После вынесения постановления обычно возникает вопрос об издержках, связанных с хранением, перемещением и таможенным оформлением изъятого груза. В результате убытки, понесенные участниками ВЭД в связи с производством по делу об АП, будут явно несоизмеримы с общественной опасностью правонарушения.

Как уже отмечала, отсутствие четко обозначенного критерия допустимой весовой погрешности сейчас ставит в равное положение всех лиц, перемещающих товары через границу, причем независимо от того, перевозят ли они контрабандный товар и груз со значительным превышением веса/объема или с минимальным несоответствием заявленных сведений фактическим.

Соответственно, для исправления ситуации было бы логично нормативно закрепить величину допустимых отклонений заявленных сведений о весе товара от фактически установленных, например на уровне 5%. Это позволило бы исключить возможность привлечения лиц, перемещающих товары, к административной ответственности по части 3 статьи 16.1 КоАП РФ в описанной выше ситуации.

Уверена, что реализация предложенных нововведений значительно облегчила бы жизнь участников ВЭД. При этом очевидно, что процесс принятия подобных поправок будет непростым и небыстрым. Однако надежду терять не будем, а пока постараемся не нарушать таможенные правила хотя бы там, где это зависит от нас.

Елена САМСОНОВА,
заместитель директора
по таможенным операциям
и ВЭД ООО «Восход»,
специально для «ТН»

 




 

.

Rambler's Top100

 

 

 

 

 

 

 

 

Customsnews.ru © Разработка и дизайн - Михаил Нестеров.