.....weНа главную

.....Текущий номер журнала:
.....er№ 10(октябрь '18)

1234


..

..

..

..

 

..

 

о

лдж

 

о

 

 

 

 

 

 

олдж.

олдж.

олдж.

олдж.

.

лдж



УЭО: условия плюс упрощения

Уважаемые читатели, в данной статье продолжим обзор регулирования деятельности уполномоченных экономических операторов (УЭО) в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС, Союз), который начали в предыдущем номере «ТН». Напомню, что в нем была представлена общая информация по УЭО. В данной публикации рассмотрим новые условия присвоения статуса УЭО, которые являются краеугольным камнем в данном вопросе. В настоящее время они вызывают особую тревогу и у бизнеса, и у таможенных органов.

Условия предоставления указанного статуса – важнейший фактор международного признания реализуемой в рамках Союза программы УЭО и ее авторитета. Поэтому данному аспекту уделено особое внимание. Также следует учитывать, что это некий фильтр, позволяющий присваивать указанный статус только безупречным компаниям и тем, кто наиболее близок к ним по своим параметрам.

Отмечу, что сложившийся в последнее время вокруг УЭО негативный фон обусловлен именно тем, что в эту особую категорию бизнеса стали попадать недобросовестные компании. Они преследуют корыстные, сиюминутные выгоды, а, получив желаемый результат, потом благополучно уходят с рынка. Как уже показала практика, именно наличие слишком простых условий получения статуса УЭО порождает соблазн и создает прецеденты по уклонению от проведения таможенного контроля, уплаты таможенных платежей и других действий, что в принципе противоречит природе УЭО.

В результате страдает имидж этой категории участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД) в целом: от таких действий проигрывают законопослушные УЭО, поскольку и в отношении них таможенные органы усиливают контроль. Как известно, компании стремятся получить статус УЭО, чтобы оптимизировать свои бизнес-процессы за счет сокращения времени совершения таможенных операций. Пока же они получают обратный эффект, который является следствием ответа таможни на действия сомнительных УЭО-«однодневок».

При этом считаю, что перегибы в сторону чрезмерного ужесточения в итоге могут стать непроходимым препятствием на пути получения статуса УЭО компаниями с хорошей репутаций, причем не только в России и Союзе, но и в мире. Поэтому поиск оптимального баланса в требованиях, предъявляемых к УЭО, отвечает интересам и таможенных органов, и участников ВЭД. Надеюсь, что этот подход в какой-то мере удалось реализовать в Кодексе Союза и недавно вступившем в силу новом Законе о таможенном регулировании (ТР), если говорить о России.

Акцент на опыт

Теперь в первую очередь установлен минимальный период осуществления внешнеэкономической деятельности – 3 года. Исключение сделано для таможенных перевозчиков, для них этот срок определен в 2 года. Однако появились оговорки относительно минимального объема операций, совершенных за данный период. Речь идет о количестве выпущенных таможенных деклараций и стоимости товаров, перемещенных через границу и хранящихся на складах УЭО. Это сделано не случайно, так как данные показатели характеризуют системность ведения УЭО внешнеэкономической деятельности.

Напомню, что данные нормы могут быть конкретизированы в национальном законодательстве. Уточню, что показатели, заложенные в Закон о ТР, превышают минимальные нормы, которые закреплены в Кодексе Союза. Кроме того, для получения свидетельства 3-го типа дополнительно предусмотрен минимальный срок осуществления компанией деятельности в качестве УЭО – 2 года. При этом в него не включается период приостановления действия свидетельства по ряду оснований. В то же время УЭО, получившие статус по утратившему силу Таможенному кодексу Таможенного союза (ТК ТС), могут сразу получить 3-й тип свидетельства, чем уже воспользовались некоторые УЭО.

Важным показателем также является платежная дисциплина. Отмечу, что при рассмотрении вопроса о присвоении статуса УЭО во всех государствах – членах Союза проверяется отсутствие неисполненной обязанности по уплате таможенных пошлин, налогов, специальных, антидемпинговых, компенсационных пошлин, пеней, процентов и налоговой задолженности (недоимки). При подаче заявления на получение указанного статуса участники ВЭД должны быть к этому готовы.

Им также следует заранее удостовериться в том, что неисполненной обязанности по уплате таможенных пошлин, налогов, специальных, антидемпинговых, компенсационных пошлин, пеней, процентов у них нет ни в одном из государств – членов ЕАЭС. Налоговая задолженность проверяется только в государстве, где подается заявление.

Нужно соблюдать законы

Обращаю внимание, что наличие фактов привлечения юридического лица к административной ответственности, а акционеров (имеющих более 10% акций), учредителей (участников) и работников (руководитель и главный бухгалтер) – к уголовной будет проверяться в масштабах всего Союза.

Это условие получит развитие в национальном законодательстве в части установления конкретного перечня статьей административного и уголовного законодательства, привлечение к которым является барьером к получению статуса УЭО. Применительно к России в Законе о ТР определены конкретные статьи административного и уголовного законодательства, привлечение к которым является основанием для отказа во включении в реестр УЭО. Поэтому потенциальному российскому заявителю на статус УЭО следует как можно внимательнее изучить перечень таких статей.

Сводная информация по этому аспекту по всем государствам – членам ЕАЭС со временем будет публиковаться на официальном сайте Союза, а соответствующая форма документа утверждена Коллегией Евразийской экономической комиссии (ЕЭК, Комиссия). Уже сегодня для оценки полной картины заявители могут справочно обращаться к информации на сайте Союза.

Особо подчеркну, что в ходе обсуждения положений главы Кодекса об УЭО российский бизнес крайне болезненно реагировал на введение различного рода ограничений, особенно касавшихся административной ответственности. Компромисс был найден благодаря договоренности, что по аналогии с действовавшей до недавних пор редакцией Закона о ТР в его новой версии будет отражена соразмерность правонарушений. При этом к приостановлению действия свидетельства оператора будет приводить не каждый факт возбуждения дела об АП. В принципе это положение реализовано в принятом варианте Закона о ТР.

Отмечу, что есть много вопросов к требованиям к системе учета товаров. Исходя из сферы регулирования в ФЗ, а не в Кодексе Союза, приведены конкретные требования к системе учета товаров участников ВЭД в Российской Федерации. Однако в Кодексе ЕАЭС задан четкий вектор – возможность сопоставления сведений, представленных декларантами таможенным органам при совершении таможенных операций, с данными о проведении хозяйственных операций, а также обязательное обеспечение таможенным органам доступа к таким сведениям, в том числе удаленного. То есть акцент сделан на доступе к сведениям, а не системе учета.

Кроме того, требования должны учитывать различные факторы, в том числе сферу деятельности организации: производственная, торговая, посредническая и т. д. Совершенно ясно, что у производственного предприятия налажена система бухгалтерского учета, когда ввозимые из-за границы сырье и материалы отражаются на соответствующих счетах. Для таможенного представителя такой вариант учета неактуален.

Как известно, такое требование к системе учета товаров не является новшеством. В то же время до недавних пор в применении данного условия не было полной ясности, что создавало возможности для субъективного подхода и формирования в странах Союза различной правоприменительной практики. Пока, к сожалению, на данный вопрос мы имеем больше вопросов, нежели ответов.

В связи с этим, чтобы хоть как-то нивелировать ситуацию, в Кодексе Союза появилась норма, дающая ЕЭК право определять типовые требования к системе учета товаров. Хотя изначально это была не обязательная для Комиссии компетенция и не первоочередное решение, но, судя по поступающим обращениям и публикациям, на данный момент этот вопрос требует самого пристального внимания со стороны ЕЭК. В настоящее время данный вопрос входит в число наиболее проблемных в российской практике, исходя из имеющейся информации и поступающих обращений.

Обеспечение или финустойчивость

Теперь о вопросе предоставления УЭО обеспечения уплаты таможенных пошлин, налогов (далее – обеспечение). Применительно к нему следует особо отметить, что требование относительно предоставления обеспечения сохраняется только для свидетельства первого типа. При этом положения о нем модифицированы. В то же время для УЭО, претендующих на получение свидетельства 2-го и 3-го типов, впервые заложен новый принцип покрытия финансовых рисков – финансовая устойчивость. Данный шаг для реестровой деятельности является первым прецедентом.

По имеющейся информации, многие участники ВЭД достаточно настороженно относятся к данному условию, считая его чрезмерно жестким. Однако это заблуждение. Вторым принципиально новым условием, которое вызывает у участников ВЭД определенное беспокойство, является удовлетворение требованиям к территории, транспортным средствам и работникам УЭО. Это также касается свидетельств 2-го и 3-го типов.

Сразу отмечу, что данные требования входят в число системообразующих любой передовой программы УЭО в мире. Представители иностранных компаний подтверждают, что в нынешней международной практике требования к безопасности служат основным условием присвоения статуса УЭО. Подчеркну, что на данном критерии оценки оператора фундаментально строятся недавно переизданные Рамочные стандарты безопасности и облегчения международной торговли Всемирной таможенной организации (ВТамО). Поэтому для признания нашей программы, соответствующей передовым мировым стандартам, такое условие надо соблюдать в первую очередь.

Отказываться от применения таких требований - значит подвергать сомнению полноценность программы УЭО на территории ЕАЭС. В сложившейся ситуации нецелесообразно отрицать необходимость наличия таких требований. Необходимо лишь обеспечить их максимально тонкую настройку, в том числе с учетом различных особенностей тех или иных зон контроля. Принимая во внимание некую настороженность бизнеса и с учетом того, что это достаточно новый инструмент, Комиссия готова к обсуждению с заинтересованными лицами данных требований, с их уточнением в последующем.

Дождались и упрощений

Теперь перейдем к специальным упрощениям для УЭО, которых получилось более полутора десятка. Их конкретный объем зависит от типов свидетельства УЭО. Как известно, в полном объеме они доступны владельцам свидетельства 3-го типа. Для свидетельств 1-го и 2-го типов предусмотрено 9 и 10 упрощений соответственно. Так, теперь не надо предоставлять обеспечение не только при помещении товаров под таможенную процедуру таможенного транзита, но и при назначении дополнительной проверки и таможенной экспертизы.

Кроме того, появляются такие актуальные упрощения, как участие в экспериментах; неустановление маршрута перевозки товаров; осуществление без разрешения таможенного органа разгрузки, перегрузки (перевалки). Отмечу, что у отдельных экспертов в отношении некоторых упрощений наблюдается некоторый скепсис. Однако следует учитывать, что среда постоянно меняется.

Так, если сейчас особенно востребованным может быть одно упрощение (например, выпуск товаров до подачи ДТ), то через несколько лет должное развитие может получить упрощение, связанное с первоочередным порядком совершения таможенных операций. Пока, конечно, львиная доля упрощений предназначена для импортера и перевозчика.

Применительно к ЕАЭС это объясняется ориентированностью института УЭО на протяжении многих лет на ввоз товаров. В арсенале экспортеров пока не так много упрощений, но и у них в будущем есть перспективы. С таможенными представителями дела тоже обстоят несколько скромнее, хотя изначально мы предполагали для них больше возможностей. При этом не стоит забывать, что в рамках своих полномочий ЕЭК может предусмотреть иные упрощения. Здесь мы достаточно открыты и готовы обсуждать с государственными органами и бизнесом варианты реализации данной компетенции.

Не буду подробно останавливаться на всех упрощениях. С ними можно ознакомиться в статье 437 Кодекса Союза. Отмечу, что они являются предметом исключительного права Союза. Остановлюсь лишь на некоторых, являющихся сейчас наиболее перспективными, востребованными либо проблемными. Особого внимания здесь заслуживает такое упрощение, как первоочередной порядок совершения таможенных операций с товарами УЭО.

Правда, пока им нельзя воспользоваться. Чтобы это стало возможно, например, в автомобильных пунктах пропуска необходимо осуществить ряд инфраструктурных преобразований. Среди них обустройство специальных выделенных полос для движения принадлежащего УЭО грузового транспорта. Считаю, что пока данное упрощение должным образом не оценено. На мой взгляд, это достаточно прогрессивное нововведение, ориентированное на будущее. Достаточно посмотреть на опыт передовых стран, где со стороны УЭО это активно применяемая опция.

Завершая тему относительно новых условий присвоения статуса УЭО, уточню, что в третьей статье данного цикла разберемся со специальными упрощениями, которые находятся в арсенале УЭО. Она будет опубликована в ноябрьском номере журнала.

Вадим КОЗАЕВ,
начальник отдела анализа рисков и постконтроля
Департамента таможенного законодательства
и правоприменительной практики ЕЭК,
специально для «ТН»

 




 

.

Rambler's Top100

 

 

 

 

 

 

 

 

Customsnews.ru © Разработка и дизайн - Михаил Нестеров.