.....weНа главную

.....Текущий номер журнала:
.....er№ 5(май '17))

1234


..

..

 

о

лдж

 

о

 

 

 

 

 

 

олдж.

олдж.

олдж.

олдж.

олдж.

.

лдж



Союз не поднял бизнес в дорогу

Избыточное и навязчиво активное участие властей России, Казахстана и Беларуси в экономике своих государств является одной из главных причин того, что бизнес, решив «не менять шило на мыло», отказывается от миграции в рамках евразийского пространства. К такому выводу пришли эксперты Евразийского банка развития (ЕАБР).

Они проанализировали интеграционные процессы в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС), в который сейчас, кроме трех перечисленных стран, с недавних пор также входят Армения и Кыргыстан. Напомним, что на заре объединения многие аналитики прогнозировали начало процесса массового переезда компаний, прежде всего российских, в другие страны Союза с более мягкими налоговыми режимами и более комфортными условиями ведения бизнеса.

Однако, как показала последующая практика, в ожидаемом объеме этого не случилось. Как следует из ежегодного доклада ЕАБР о евразийской интеграции, надежды относительно значительной деловой миграции не оправдались, а идея о появлении внутри ЕАЭС конкуренции юрисдикций на данный момент все еще остается нереализованной.

В этой ситуации эксперты ЕАБР вынуждены с сожалением констатировать: компании из стран Союза отказываются менять юрисдикцию и свое место работы в поисках более низкой налоговой нагрузки. Как уже отмечалось, причиной этому стало активное участие властей в экономике. Напомним, что разговоры о возможном появлении «серьезной надежды» на рост конкуренции юрисдикций начались в 2011–2012 годах, когда Россия, Беларусь и Казахстан приступили к формированию первого межгосударственного объединения из республик СССР, ставших после его распада независимыми государствами, - Таможенного союза, который начал действовать в 2010 году.

Аналитики ожидали, что с его появлением компании начнут активно переезжать, например из России, где уровень налоговой нагрузки в 2008–2014 годах в среднем составлял 34% ВВП, в Казахстан - с нагрузкой в 14%. На первых порах эти прогнозы оправдывались. Так, в 2013 году в Казахстане было зарегистрировано 10,7 тыс. предприятий с российским капиталом.

Затем процесс замедлился и, как сообщили в российской Торгово-промышленной палате, в 2016 году число корпоративных мигрантов выросло незначительно — всего до 11 тыс. компаний, среди которых в основном представители малого бизнеса и импортеры. С другой стороны, они составляют третью часть иностранного бизнеса в Казахстане, где на данный момент зарегистрировано 33 тыс. зарубежных компаний. Судя по тому, как развиваются события, при нынешних условиях ведения бизнеса в странах ЕАЭС ждать кардинального изменения в сторону резкого изменения сложившейся пропорции в ближайшей перспективе не приходится.

«Конкуренции юрисдикций в Евразийском союзе пока не будет. Для стран — потенциальных «магнитов» бизнеса это минус. Для стран — потенциальных «доноров» это плюс: они не теряют базу налогообложения. В целом для ЕАЭС это минус: более высокий уровень мобильности компаний и капитала повысил бы общую эффективность интеграционного объединения и стимулировал бы страны бороться за бизнес, улучшая инвестиционный климат», — сообщил РБК директор Центра интеграционных исследований ЕАБР Евгений Винокуров.

Оценивая ситуацию, эксперты ЕАБР в целом сделали правильные выводы, что косвенно подтвердили их коллеги из Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Так, в их последнем докладе о состоянии конкуренции сообщалось, что в 2015 году в России доля государства в экономике, например, составила 70% — это вдвое больше, чем было в 2005 году. В ФАС считают, что рост роли монополий и вмешательства государства в процесс производства является признаком формирования в стране государственно-монополистического капитализма. Сегодня государство «берет на себя все больший объем организационно-хозяйственных функций», указывает антимонопольная служба.

По оценке ЕБРР, и в других странах Союза по этому показателю ситуация складывается не лучшим образом. В Беларуси доля участия государства в экономике составляет 70–75%, в Казахстане — порядка 60%. Общепринятый среднемировой показатель почти вдвое меньше, чем в ЕАЭС. Он колеблется в пределах 30–40%. Из этого следует, что в Союзе практически нет тех, кто может поменять прописку. Понятно, что компании с госучастием даже технически не могут себе этого позволить.

Из оставшихся 30% такой возможности также нет у компаний с четкой географической привязкой. Соответственно, относительной мобильностью обладают лишь представители малого и среднего бизнеса (МСП). Однако на их долю у нас, как показали результаты проведенных Российским экспортным центром (РЭЦ) исследований, приходится менее 1%. В зарубежных странах только в экспорте доля МСП может превышать 30%, не говоря уже об экономике в целом.

По мнению экспертов, ключевой проблемой евразийской интеграции, которая больше всего мешает конкуренции юрисдикций, является наличие в рамках Союза различного рода нетарифных барьеров. Сейчас на общем рынке пяти стран действуют более 450 таких препятствий, около 80% из них относятся к категории допустимых Договором о ЕАЭС. Это так называемые изъятия и ограничения. Остальные барьеры, подчеркивается в докладе ЕАБР, фактически не соответствуют нормам и правовому полю Союза.

Еще одна проблема — целевая и массовая ориентация бизнеса на работу с государством и госкомпаниями. Победа в конкурсах на госзакупки – заветная мечта отечественного бизнеса. Это объяснимо, поскольку в странах ЕАЭС их годовой объем достигает 270 млрд долларов, что сопоставимо с суммарным показателем экспорта (300 млрд долларов). При этом эксперты признают, что, хотя в рамках Союза общий рынок госзакупок существует, на практике он функционирует формально.

Дело в том, что до сих пор он остается малодоступным для иностранных компаний, и особенно для представителей малого и среднего бизнеса, если, конечно, у них нет определенного административного ресурса и чиновничьего покровительства. При наличии этих составляющих компании с уставным капиталом в 10 тыс. рублей, как нередко бывало, получали госзаказы на сумму в десятки миллионов рублей.

Эксперты убеждены, что при формировании Таможенного союза создание условий для возникновения конкуренции юрисдикций изначально не было в числе приоритетных задач, ставка на нее не делалась. Аналитики расценивают это как показатель того, что ЕАЭС «работает не на полную мощность».

При этом нельзя говорить о том, что в рамках Союза ничего не делается для изменения статус-кво. Так, на прошедшем 28 апреля Совете Евразийской экономической комиссии обсуждался вопрос устранения барьеров и ограничений, препятствующих свободному движению товаров, услуг, капитала и рабочей силы на внутреннем рынке ЕАЭС.

По результатам обсуждения решено продолжить работу по устранению трех из имеющихся препятствий. Одно из них - введение Беларусью в дополнение к требованиям техрегламентов ЕАЭС не предусмотренной Договором о Союзе обязательной процедуры санитарно-гигиенической экспертизы для пищевых продуктов, товаров для детей, парфюмерно-косметических средств, средств гигиены полости рта, строительного сырья и материалов, бытовой техники, автомобильных компонентов и других изделий.

Другой барьер действует в Казахстане. Речь идет о несоответствии праву ЕАЭС принятой там процедуры закупки за счет бюджетных средств лекарств, вакцин, иных иммунобиологических препаратов в рамках программы гарантированного объема бесплатной медицинской помощи. При этих закупках предоставляются преференциальные условия участия в конкурсных процедурах национальным поставщикам. Как сообщила пресс-служба ЕЭК, представители Казахстана взяли на себя обязательства по ликвидации этого барьера к 1 июля 2017 года.

Ограничением также было признано отсутствие единых правил взимания обеспечительного платежа при реализации алкогольной продукции. Обеспечительный платеж применяется во всех странах - участницах Союза, за исключением Армении. При этом в России для иностранных поставщиков он выше, чем для отечественных, в Беларуси и Казахстане взимается только с иностранных продавцов, в Кыргызстане – лишь с поставщиков из стран ЕАЭС.

В ЕЭК считают, что это создает дискриминационные условия для экспортеров, и надеются, что в ближайшей перспективе общими усилиями перечисленные препятствия будут нивелированы.

Василий СМИРНОВ




 

.

Rambler's Top100

 

 

 

 

 

 

 

 

Customsnews.ru © Разработка и дизайн - Михаил Нестеров.