.....weНа главную

.....Текущий номер журнала:
.....er№ 01-02(январь-февраль '19)

1234


..

..

..

..

 

..

 

о

лдж

 

о

 

 

 

 

 

 

олдж.

олдж.

олдж.

олдж.

.

лдж



По силам ли нам сберечь свой лес?

Объемы бесконтрольной вырубки леса в Сибири, в том числе реликтового, и его незаконный вывоз в Китай давно приобрели размах, угрожающий экономической безопасности страны. Это общеизвестный факт. Однако только сейчас разбор сложившейся ситуации привлек внимание власти предержащей. Наконец-то этот вопрос оказался на заседании правительственного часа в Совете Федерации РФ, на котором выступил министр природных ресурсов и экологии России Дмитрий Кобылкин.

Как отметили участники, «в верхней палате парламента состоялся удивительно откровенный и жесткий разговор, что само по себе можно расценить как маленькую революцию». Дмитрий Кобылкин даже заявил сенаторам, что если ни силовые органы, ни таможня не могут справиться с задачей контроля вывоза леса на экспорт, то он готов совсем закрыть его отгрузку в Китай.

При этом министр уточнил, что ранее о такой возможности уже проинформировал своего китайского коллегу, представителям китайского правительства предложено построить в России 10-20 лесовосстановительных комплексов. В ответ представители Китая выразили готовность обсудить их создание. Однако спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко не очень оптимистично отреагировала на речь министра.

«Ответ не принимается, - резко сказала она оратору. – Мы ждем программу жестких, серьезных мер. Поверьте, ни Китай, никто нам не поможет, если мы у себя внутри не наведем порядок. Эта сфера настолько криминальной и коррупционной стала, что уже эта ржавчина разъела всех! Чтобы не навести порядок в стране – на таможне, на границе, и требовать запретить незаконный вывоз леса, незаконную вырубку – это расписаться в беспомощности. Давайте мы дадим вам полгода времени, чтобы вы разобрались, погрузились. У Валентика (глава Рослесхоза Иван Валентик. - Ред.) счетчик уже пошел, ему меньше осталось».

Статистика говорит о том, что для столь категоричной постановки вопроса основания имеются, причем достаточно веские. Так, в 2017 году торговля лесом России с Китаем выросла на 23% - почти до 5 млрд долларов. Сегодня наша страна – основной поставщик древесины в КНР. Мы закрываем 30% в общем объеме поставок лесоматериалов в Китай, на долю Канады и США приходится по 10%. Однако более трети (35%) поставок древесины из России в Китай до сих пор приходится на необработанный лес-кругляк.

Это по официальным данным, по неофициальным – показатель существенно выше. Эксперты и природоохранные организации называют ситуацию в отрасли ужасающей. По оценкам Всемирного фонда дикой природы России и Всемирного банка, до 20% древесины, заготавливаемой в России, имеет незаконное происхождение. Долю «черных лесорубов» в экспорте дуба в Китай некоммерческая международная организация «Агентство экологических расследований» несколько лет назад определяла в 50-70%. Гигантский объем теневого сектора лесозаготовок давно известен, однако ситуация остается крайне острой.

Надежд, что в ближайшей перспективе ситуация, как по мановению некой волшебной палочки, изменится в лучшую сторону, сегодня ни у кого уже нет. Так, по данным Рослесхоза, в первой половине 2018 года зафиксировано 7,4 тыс. фактов незаконной вырубки объемом 470,6 тыс. куб. м. Уже понятно, что о таких безобразиях знает правительство страны. В этой связи напрашивается вывод, что правительство страны в целом не владеет и не контролирует ситуацию по контрабандному вывозу леса в Китай.

В то же время, кроме призывов тщательней следить за товарными потоками, пока никаких реальных шагов для исправления нынешнего положения дел со стороны властей не наблюдается. Считаю, что как минимум не серьезно рассматривать в качестве некой действенной меры предложение о внедрении системы маркирования лесных товаров. По мнению авторов идеи, после ее реализации все будет прозрачно. На этом фоне предложение о запрете, скорее всего временном, вывоза кругляка и древесины с низким уровнем обработки выглядит вполне обоснованно. Принятие такой меры позволит провести передел этого рынка в свою пользу. Считаю, что здесь не стоит бояться отказа Китая от нашего леса. С одной стороны, мы и так получаем от него минимальный доход, с другой стороны, он пойдет на внутренний рынок, начнет закрывать потребности нашей промышленности и граждан, что также является положительным эффектом.

Куда смотрит таможня?

Эксперты вполне резонно заявляют, что в нынешних условиях организации контроля за перемещением товаров через границу незаконный вывоз леса в обход таможни практически невозможен, и если он и существует, то в мизерных объемах. Однако следует признать, что на самой таможне до сих пор остается возможность махинаций с занижением объемов реального экспорта, таможенной стоимости внешнеторговых товаров. Да и реализация незаконных сделок невозможна без участия некой российской стороны.

Главная проблема здесь не столько в масштабах теневого бизнеса, а в его варварском характере. Лес вырубается беспорядочно с грубыми нарушениями, ни о каком компенсирующем восстановлении речь даже не ведется. Чтобы хоть как-то этому противостоять, у нас под страхом уголовного наказания запретили вырубать редкие и особо ценные лесные породы.

По аналогии с алкоголем, решать данную проблему правительство, судя по всему, намерено с помощью внедрения в лесное хозяйство единой государственной автоматизированной информационной системы (ЕГАИС). В ней будет осуществляться учет заготовленной древесины и сделок с ней. Полученные данные среди прочего будут использоваться для целей экспортного контроля. Однако Счетной палатой (СП) уже дан нелестный отзыв о применении ЕГАИС учета древесины и сделок с ней для целей экспортного контроля.

В ходе проверки ее работы аудиторы СП выявили ряд проблем, возникающих при использовании таможенными органами ЕГАИС для контроля сделок с древесиной. Оказалось, что нет никакого сопряжения информационных ресурсов ФТС России и ЕГАИС с использованием системы межведомственного электронного взаимодействия. Поэтому при декларировании древесины через портал ЕГАИС невозможно отследить реальные данные о движении древесины с момента ее заготовки и сравнить их с объемами экспортных партий, указанными во внешнеторговом контракте.

Также следует отметить отсутствие в ЕГАИС сведений о сроках исполнения контрактов (сделок), информация о которых содержится в системе. В ней также не отражаются сведения о заключенных «рамочных контрактах, которые невозможно идентифицировать с контрактной товарной партией».

Все перечисленное позволяет говорить о невозможности обеспечения таможенными органами должного уровня контроля за источниками происхождения экспортируемого леса на основе сведений из ЕГАИС. Кроме того, у таможенных органов нет достаточного количества современной техники, способной быстро и эффективно идентифицировать лесоматериалы. Такой, как уже ставшие знаменитыми таможенные приборы для идентификации лесо- и пиломатериалов «Кедр» и «Кедр-2».

Сегодня на балансе таможенных органов их числится всего 195. Однако у большинства из них вскоре истекает срок годности. Уже рассматривается вопрос о списании данной техники. При этом даже имеющиеся приборы применяются с низкой эффективностью, в том числе из-за отсутствия у должностных лиц таможенных органов специальной подготовки по работе с такой техникой.

Например, в ходе осуществления таможенного контроля на международном автомобильном пункте пропуска Вяртсиля (Карельская таможня) в 10 случаях применения прибора правильно определить породу древесины удалось только один раз. Еще раз это удалось сделать с вероятностью 41%. В остальных случаях порода вывозимого из страны леса не была идентифицирована. Все это наглядно свидетельствует о низкой эффективности применения этого прибора.

Голь на выдумки хитра

Эксперты отмечают, что в ходе выборочного анализа применения (неприменения) мер по минимизации рисков при осуществлении таможенными органами контроля экспортируемых лесоматериалов выявлены признаки «ухода» участников ВЭД при декларировании товаров от применения в отношении товарных партий мер фактического контроля (таможенного досмотра). Применение экспортерами леса данной схемы может косвенно свидетельствовать о несоответствии представленного при декларировании товара его фактическому описанию в декларации.

Как уже отмечал, к сожалению, проблемы в экспорте леса пока остаются, и никто не знает, как их решать. По мнению экспертов и специалистов, таможенный контроль за вывозом древесины в его нынешнем виде мало эффективен. В основном он носит формальный характер. Однако виноваты в этом не только таможенники, хотя кое-какие меры по наведению порядка в сфере таможенного регулирования леса все-таки были приняты. Дело в том, что вся система экспорта в нашей стране ориентирована на отправку за границу кругляка.

Из России до сих пор неиссякаемым потоком продолжается вывоз необработанной древесины особо ценных пород: ясеня, дуба, бука, кедра, пихты, лиственницы, которые по действующим правилам подлежат обязательному лицензированию. В условиях отсутствия должного контроля за вывозом ценных пород дерева, неоднозначной таможенной политики, наличия у лесных регионов России транспортных проблем в ближайшем будущем, похоже, мы рискуем на долгие годы так и остаться всего лишь поставщиком недорогого сырья для стран-импортеров.

Нынешние основные проблемы отрасли – это прежде всего следствие неудовлетворительного состояния нормативно-правовой базы в данной сфере. Об этом давно говорят и на федеральном, и на региональном уровнях, а воз и ныне там. Специалисты ФТС России не первый год обращают внимание на несовершенство законодательства о техническом регулировании. В нем, в частности, отсутствует единая методика измерения лесоматериалов: действующие стандарты (ГОСТ, ОСТ, ТУ и т. д.) предусматривают различные допуски и погрешности измерений. Поэтому сложно достоверно определить качественные и количественные характеристики перемещения через границу древесины.

Однако именно от точности получаемых данных в итоге зависит уровень собираемых таможенных платежей, а значит, и объем поступлений денег в бюджет страны. Такая ситуация – раздолье для мошенников, головная боль – для таможенных органов. Справедливости ради следует сказать о проколах, которые имеют место в работе последних. Так, например, проверке подвергались ФТС России, Екатеринбургская, Иркутская, Карельская, Находкинская, Хабаровская таможни, через которые на экспорт идет достаточно много леса. Оказалось, что с 2015 по 2017 год доля экспорта обработанных лесоматериалов по отношению к необработанным выросла всего на 4,5% и составила 53,2%.

Пора что-то делать

Напомню, что в соответствии с решениями Коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) от 02.06.2015 № 85 и Совета ЕЭК от 18.10.2016 № 101 об изменении кодов Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза (ТН ВЭД ЕАЭС) федеральные органы исполнительной власти должны были обеспечить внесение соответствующих изменений в постановления Правительства РФ.

Однако в установленный срок этого не произошло, и к марту 2018 года актуализация кодов ТН ВЭД ЕАЭС не была осуществлена. Как следствие, неприведение постановлений Правительства РФ в соответствие с указанными решениями Коллегии ЕЭК в части кодов ТН ВЭД ЕАЭС обернулось многочисленными нарушениями экспортерами таможенного законодательства.

В результате за 2017 год в работе Карельской и Находкинской таможен имели место 398 фактов неправильной классификации товаров. В этих случаях экспортные пошлины брали в соответствии с законодательством… 2013 года. Всего пошлин было начислено на 101,4 млн рублей. Были серьезные недочеты и в Хабаровской таможне. Оказалось, что эти три таможни не проверяли правильность классификации товаров. В результате экспортные пошлины начислялись без учета новых кодов. Сумма пошлины на оформленные таким образом товары составила 12,8 млрд рублей.

В результате за последние два года с лишним в одних таможенных органах брали вывозную пошлину на идентичные товары, а в других – нет. Из-за этого от Иркутской таможни федеральный бюджет не получил 154,7 млн рублей, а сумма невозвращенной валютной выручки по экспортным контрактам на вывоз древесины и лесоматериалов с 2015 по 2017 год выросла в три раза и достигла 7,8 млрд рублей. Значительный рост объемов невозвращенной валютной выручки свидетельствует о необходимости совершенствования деятельности ФТС России как органа валютного контроля.

Анализ экспорта лесоматериалов показал отсутствие единого подхода со стороны таможенных органов при осуществлении контроля таможенной стоимости экспортируемых лесоматериалов, что, в свою очередь, может влиять на полноту уплаты таможенных платежей. Из изложенного выше можно сделать несколько выводов. К сожалению, приходится констатировать наличие в России незаконной вырубки леса и его контрабанды в Китай.

Ее росту способствуют отечественные недобросовестные предприниматели и нечистые на руку контролеры, в том числе и таможенники. На сегодня наиболее криминогенной сферой внешнеэкономической деятельности, связанной с экспортом леса, остается Сибирь. Это должно стать предметом пристального внимания правоохранительных органов.

Необходимо проводить вырубку по общемировым правилам и нормам, активизировать работу по восстановлению наших лесных ресурсов, повысив эффективность распоряжения ими до уровня, достигнутого ведущими лесными странами. Важно как можно быстрее увеличить в экспорте долю продукции из древесины с высокой степенью переработки: мебели, бумаги, домокомплектов, пиломатериалов и т.д. Чтобы это произошло, государство должно навести порядок в лесной сфере с помощью тарифных мер, реализация которых позволит если не избежать, то минимизировать негативные последствия от такого сценария.

Сегодня не только экспертам понятно, что если в самое ближайшее время мы не начнем предпринимать реальные шаги по изменению ситуации, то вскоре вся некогда зеленая Россия превратится в пустыню. Это обязательно произойдет, если мы не одумаемся и не начнем что-либо предпринимать для восстановления своих лесных ресурсов. Пользуясь случаем, обращаю внимание своих молодых коллег, что нынешнее поколение таможенников России тоже в ответе за то, что происходит в стране. Поэтому необходимо обеспечить надежную защиту национального богатства Российской Федерации и для себя, и для будущих поколений.

Клавдий КОРНЯКОВ,
к.э.н., доцент Института права
и национальной безопасности
Российской академии народного
хозяйства и государственной
службы при Президенте РФ,
специально для «ТН»


 

.

Rambler's Top100

 

 

 

 

 

 

 

 

Customsnews.ru © Разработка и дизайн - Михаил Нестеров.