.....weНа главную

.....Текущий номер журнала:
.....er№ 12(декабрь '17)

1234


..

..

 

о

лдж

 

о

 

 

 

 

 

 

олдж.

олдж.

олдж.

олдж.

олдж.

.

лдж



Начинаем с Кодексом, но без закона

Страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС) завершают процедуру ратификации Таможенного кодекса Союза (ТК ЕАЭС). Наряду с Президентом РФ Владимиром Путиным, закон «О ратификации договора «О Таможенном кодексе ЕАЭС» должны подписать главы еще четырех государств данного международного объединения.

Когда данный материал готовился к печати, было известно, что Договор о ТК ЕАЭС ратифицировали Беларусь, Россия, Армения и Казахстан. В Кыргызстане, где недавно прошли выборы главы государства, новое таможенное законодательство Союза находилось на рассмотрении в парламенте. Ожидается, что ТК ЕАЭС вступит в действие с 1 января 2018 года.

«Таможенный кодекс Евразийского экономического союза является уникальным документом, – заявил министр по таможенному сотрудничеству Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Мукай Кадыркулов в ходе IV Евразийского экономического конгресса. – Это первый законодательный акт в истории стран ЕАЭС, в разработке которого принимал участие бизнес. Предприниматели государств Союза, наряду с таможенными органами, определяли концепцию нового Кодекса и вносили предложения как по нормам и правилам, так и по конкретным формулировкам в тексте. Бизнес очень грамотно аргументировал свою позицию. В итоге более 70% предложений предпринимательского сообщества ЕАЭС нашло отражение в новом Таможенном кодексе».

В качестве примера эффективной работы бизнес-лоббистов министр ЕЭК привел избавление участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД), обладающих статусом уполномоченного экономического оператора (УЭО), от дорогостоящего таможенного сопровождения.

«Бизнес сказал, что идет на все нагрузки, связанные с получением статуса УЭО, но при этом видит лишь минимальные упрощения, – отметил Мукай Кадыркулов. - Поэтому в новом Кодексе мы значительно расширили перечень привилегий. Их будет 17 в противовес сегодняшним четырем. Среди них – освобождение УЭО от таможенного сопровождения при транзите. Эта норма появилась благодаря настойчивости бизнеса. Таможенные службы долго стояли на своем, но бизнес все-таки дожал».

По слова министра ЕЭК, таких примеров проактивной позиции предпринимателей при подготовке Кодекса – много. Он подчеркнул, что «бизнес-сообщество евразийской «пятерки» в большинстве случаев сумело обосновать, что упрощения не несут никакого ущерба регулятивным функциям таможенных органов. Удалось это в первую очередь потому, что участники ВЭД связали все риски, которые таможня видела, со своими обязательствами».

Мукай Кадыркулов охарактеризовал ТК ЕАЭС как прогрессивный документ, «не только вобравший в себя уже действующую локально в странах Союза передовую правоприменительную практику, но и ориентированный на дальнейшую модернизацию системы регулирования ВЭД с учетом информационных технологий.

При этом удалось нормативно разрешить все возможные упрощения, которые предоставляет переход на электронные технологии. Это однократность предъявления контролирующим органам документов, подача декларации без сопроводительных документов, возможность осуществления всех таможенных операций, начиная от регистрации декларации и заканчивая выпуском товаров, в автоматическом режиме программными средствами таможенных органов без участия инспекторов и другие. Теперь – дело за реализацией».

По словам министра ЕЭК, для того, чтобы прогрессивные нормы, которые заложены в документ, заработали в штатном режиме на всей территории Союза, национальным таможенным службам и иным государственным ведомствам, задействованным в регулировании ВЭД, придется провести серьезную работу по модернизации программно-технических и информационных систем.

Также предстоит привести в соответствие с Кодексом свое национальное таможенное законодательство. В обновленном виде оно должно начать действовать одновременно с Кодексом. Судя по тому, как развивается ситуация, в России с этим, скорее всего, возникнут проблемы. Дело в том, что проект новой редакции закона «О таможенном регулировании в Российской Федерации» до сих пор находится на согласовании заинтересованными сторонами.

Недавно Минфин, которому поручена разработка документа, получил по его тексту массу замечаний и корректировок. Как утверждают знакомые с ситуацией эксперты, к началу нового года работа однозначно закончена не будет. Ведь, чтобы быть принятым, закон должен пройти установленную процедуру, связанную с утверждением обеими палатами парламента и президентом страны.

Исходя из складывающейся ситуации, можно сделать вывод, что в 2018 год Россия вступит с новым союзным и старым национальным таможенным законодательством. Смелость ответить на вопрос о том, как они будут корреспондировать друг с другом, сегодня вряд ли кто возьмет на себя.

Остается лишь посочувствовать отечественным таможенникам, которым придется не просто наблюдать за развитием событий, а непосредственно участвовать в них. По самым смелым прогнозам, ждать нового закона о таможенном регулировании вряд ли стоит раньше весны, а при развитии ситуации по пессимистичному сценарию – вообще к лету.

Как уже отмечалось, российские власти не успели в установленный срок обновить национальный закон о таможенном регулировании до вступления в силу ТК ЕАЭС в январе 2018 года. При этом у Кодекса будет приоритет по отношению к национальным нормам, а вопросы, не прописанные в законе напрямую, Минфин готовится уточнять своими актами. Однако такое двойное регулирование может осложнить работу участников ВЭД в переходный период.

Когда верстался номер, стало известно, что Государственная дума в третьем чтении приняла поправки к закону о таможенном регулировании, закрепляющие приоритет ТК ЕАЭС над нормативными актами в области таможенного дела. Новая статья закона 322.1 принята в виде поправки ко второму чтению документа, отношения к таможенной тематике не имеющего, – о контролируемых иностранных компаниях.

«Согласно поправкам, таможенные нормы РФ будут применяться, если они не противоречат ТК ЕАЭС. Если же противоречие возникнет, бизнесу надо будет ориентироваться на будущие приказы Минфина», – объяснил на заседании бюджетного комитета Госдумы заместитель министра финансов Илья Трунин.

Необычная ситуация, когда правоотношения будут регулироваться не законом, а ведомственными актами, возникла из-за того, что новая редакция закона «О таможенном регулировании в Российской Федерации» не была принята к намеченной дате – 1 декабря 2017 года. Это предельный срок для акта, влияющего на бюджет и положение налогоплательщиков, чтобы он вступит в силу одновременно с Кодексом. Документ же не внесли в Госдуму в срок. Поэтому бизнесу в 2018 году придется руководствоваться письмами Минфина. Напомним, в 2010 году участники ВЭД уже испытывали проблемы, связанные с переходом от Таможенного кодекса РФ к Кодексу Таможенного союза.

Илья Трунин заверяет, что большая часть норм ТК ЕАЭС в законодательстве РФ отражена. В ФТС России сообщили, что будут давать разъяснения о применимости норм: получать их можно по горячим линиям с 1 декабря 2017 года. По мнению бизнеса, в законодательстве есть «серые зоны», когда под реализацию конкретной нормы потребуется создать новое программное обеспечение. При этом техзадание на него можно будет сформировать только после появления специального нормативного акта.

Иннокентий ГРЯЗЕВ

 


 

.

 

 

 

 

 

 

 

 

Customsnews.ru © Разработка и дизайн - Михаил Нестеров.